February 11th, 2016

chertkov

Ну вот, я всё-таки нашел его!



То есть, в фотобумажном виде этот снимок уже много лет стоит у меня на видном месте на книжной полке, но вот исходный файл, с которого он был когда-то напечатан, я уже несколько лет никак не мог найти. И отсканировать фото не мог - сканера нет. А вот сегодня этот файлик вдруг попался мне наконец - причем в папочке, куда я и заглядывать даже не думал.

Снимок этот сделал мой старый товарищ по фэндом-фантастическим делам Владимир Ларионов (он же lartis) как раз примерно-ровно 10 лет назад - 13 октября 2005 года (эта дата стоит на бумажном снимке), - сразу после очередного заседания Семинара. И когда я гляжу на этот снимок у себя на полке, я почти всегда сразу же вспоминаю, что он был сделан за 2 года до моего инсульта и за 7 лет до смерти Бориса Натановича.

monetka

Мимоходом из фейсбука



Думаю, эта фраза войдет в будущие учебники истории, как наиболее точная характеристика переживаемого момента...)))
наводка -- Сергей Малицкий

Илья Овчинников (4 ч · Москва, Россия):
-- Если бы вчера ночью не снесли ларьки, то сегодня там бы стояли войска НАТО. (Из комментов.)
chertkov

Интервью А.Черткова с С.Витицким (1995)



И в той же папке, где я нашел фото, я нашел еще и текстовый файл с интервью, - которое я когда-то выкладывал на свой сайт vu.chertkov.ru, когда он у меня еще был. Теперь этого сайта у меня нет, зато есть фейсбук-мордодыр и полудохлый ЖЖ...)))

Это интервью было взято 17 июля 1995 года, вскоре после того, как издательство "Текст" выпустило в свет первое издание романа "Поиск предназначения, или Двадцать седьмая теорема этики". В то время лишь очень немногие знали, кто именно скрывается под псевдонимом С.Витицкий, и это обстоятельство не могло не наложить отпечаток на нашу беседу, опубликованную впоследствии в журнале "Если" (№ 11-12 за 1995 год, журнал в журнале "Интеркомъ") - правда, в несколько сокращенном и "уредактированном" виде. С другой стороны, это, насколько мне известно, единственное интервью с Борисом Натановичем Стругацким именно как с С.Витицким, "молодым писателем", у которого только-только вышла дебютная книга. Наверное, это потому, что подобный "секрет Полишинеля" просто не смог просуществовать сколько-нибудь продолжительное время. Так что теперь данное интервью может восприниматься как своего рода уникальный исторический документ.

Итак, на сайте проекта "Время учеников" это интервью публикуется в первоначальном авторском варианте (и в этом же варианте оно было затем опубликовано в 11 томе "чёрного" - донецко-сталкерского - собрания сочинений братьев Стругацких).

РУКА СУДЬБЫ В ПОЛЕ СЛУЧАЙНОСТЕЙ

Роман С.Витицкого "Поиск предназначения, или Двадцать седьмая теорема этики" стал, несомненно, одним из основных событий 1995 года в отечественной фантастике. И потому, что автор его, с одной стороны, фигура в литературном мире более чем известная и уважаемая; а с другой -- это всего лишь первая его книга, так сказать, дебют. "Интеркомъ", если читатели помнят, неоднократно писал о романе С.Витицкого, начиная с самого первого своего выпуска на страницах "Если". Поэтому я и решил побеседовать с автором напрямую, дабы "закольцевать тему".



АЧ -- Господин Витицкий, я не хотел бы касаться некоторых сложных моментов, связанных с истинным именем автора, хотя это, конечно, сильно ограничивает мои возможности как интервьюера. И все же попробуем. В двух словах - не могли бы вы рассказать историю этого романа: как возник его замысел, как он создавался?

СВ -- Я попробую, хотя, по-моему, ничего особенно интересного в истории создания этой книги нет. Много лет тому назад мне пришла в голову мысль о том, что люди нашего поколения, так называемые "шестидесятники" и те, кто немного постарше, - люди, прошедшие, по сути дела, войну, - оказались живы по сей день по чистой случайности. Настолько часто и настолько разнообразно встречалась на нашем пути смерть, что поневоле задумаешься: нет ли здесь какой-то Руки Судьбы, которая протащила нас через все эти испытания и оставила в живых? Блокада, бомбежки, голод, эвакуация, повальная дизентерия, кровавый понос, чудовищные антисанитарные условия и очень голодная жизнь в той же самой эвакуации, послевоенные годы - голодные, полные болезней, блатняки на улицах, режут... Те, кто воображают, что сейчас какой-то особенный разгул преступности, очевидно, просто не помнят больших городов сорок пятого тире сорок седьмого годов. Да и в дальнейшем судьба нас тоже не жаловала и было множество случаев отправиться к праотцам задолго до, так скажем, среднестатистического срока. И поэтому как-то в разговорах, беседах появилась у меня мысль, что, наверное, любопытно было бы поискать какую-то закономерность в этом хаосе и представить себе ситуацию, когда человек вдруг четко осознает, что слишком много счастливых случайностей было на его пути, слишком часто он выигрывал в жизненной лотерее. Что-то тут не так, какие-то фальшивые кости выпадают. На пользу человеку, конечно, но - фальшивые кости. Постепенно из рассуждений такого рода и возникла... я даже не знаю, сюжет ли, фабула ли, - но, во всяком случае, скажем так: подоплека, идея этого романа. В дальнейшем, когда дело дошло до дела, замысел этот, конечно, был усложнен, добавились соображения совсем другого порядка, это естественно. Кроме того - очень большую роль сыграло желание написать о тех событиях из жизни автора и из жизни его друзей и близких, которые представляют, как мне кажется, общественный интерес. Из такого рода соображений и возникла эта книга.
Collapse )

Постскриптум (сегодняшний). Закончив интервью, я попросил Бориса Натановича расписаться на экземпляре романа, который был у меня с собой, - вот этого самого, первого "текстовского" издания. Но расписаться я попросил его не как БНС, а именно как С.Витицкий. Экселенц чуть-чуть подумал, а затем уверенно набросал дарственную надпись и подмахнул ее автографом, который он, несомненно, изобрёл тут же, на ходу. Вероятно, это был первый (а возможно и единственный) аутентичный автограф С.Витицкого. Но, увы, мне так и не удалось сохранить у себя книгу с этой росписью. Несколько месяцев спустя мой тогдашний шеф по издательству "Терра Фантастика" и по конгрессу фантастов "Странник" Николай Ютанов попросил у меня этот роман на время, - чтобы дать его прочитать членам жюри дружественной нам премии "Золотой Остап" - кстати, непонятно зачем, ведь роман был совсем не юморной и на "остаповскую" премию претендовать никак не мог. Но ладно, он попросил и клятвенно пообещал, что ребята книгу прочтут, обсудят между собой, а затем обязательно вернут. Ага, как же! Насколько я знаю, последний, кто держал этот томик в руках, был юморист Виктор Биллевич, президент фестиваля "Золотой Остап", чтоб он был здоров. В последующие месяцы и годы я несколько раз напоминал Коле о книге, но потом события так закрутили всех нас, что стало просто не до неё, а затем нас и вовсе разбросало в разные стороны.

Но до сих пор жалко.