September 4th, 2014

monetka

По-моему, это таки важно...

Хорошие новости, конечно, в том, что за коллапсом следует новый расцвет, который вновь дает шансы выйти наконец из этого заколдованного круга, по которому Россия ходит уже более 100 лет. Плохие — в том, что для этого придется пройти через экономический коллапс.

Главная ошибка российской оппозиции всегда заключалась в том, что она пыталась бороться с властью идеологически. Это приводило к идейным расколам, все вечно не могли договориться. А задача заключается в том, чтобы сменить само корпоративное устройство власти. Сейчас власть в России — это корпорация, корпоративное руководство, основной целью которого является сохранение дохода. Даже государственная власть сама по себе здесь вторична, она не самоцель, а только средство сохранения контроля за источниками дохода — продажей нефти, газа и прочего.

Прикрытием для этого служила сначала марксистская идея, потом азиатская, сталинская версия марксизма — по сути, новое советское самодержавие. А в конце нынешнего периода — сильно упрощенная русская идея, то есть национальная исключительность без всякого внутреннего содержания. Не надо демонизировать эту власть. Она может позволить себе действовать так, как действует, поскольку такие вещи, как развитие страны, культуры, даже развитие бизнеса и экономики, вообще говоря, для нее абсолютно вторичны, поскольку не являются значимыми факторами, затрагивающими основной доход — продажу сырьевых ресурсов.

Все, что так или иначе затрагивает этот основной бизнес, вызывает неадекватно мощную ответную реакцию, вне зависимости от того, является ли угроза бизнесу реальной или иллюзорной. Все, что основной бизнес не затрагивает, не имеет никакого значения, каким бы значимым это ни было с точки зрения иной логики — общегосударственной, культурной, любой.
chertkov

Донатас Банионис

А у меня ведь даже автограф Баниониса есть - на обложке от видеокассеты с "Солярисом". Он ведь был почетным гостем на одном из первых "Странников", где и приз получил за вклад в кинофантастику. Сама кассета давно сгинула в нетях, а обложка где-то лежит среди бумаг; ее легче было в Севастополь привезти, чем книги с автографами. Скажем, книжки с автографами Брюса Стерлинга и Майкла Суэнвика так и остались в Питере, увезти их с собой я так и не смог, - как и десятки, даже сотни других надписанных книг. Увез только книжку с автографом Бориса Стругацкого, да книжку с автографом Роберта Шекли, да первый том "Времени учеников" с автографами всех участников.

Светлая память. Великий был актер, масштаба самых-самых-самых.