November 14th, 2013

sbt

17 мгновений зимы

Какая литература, такие у нее и проблемы - 60 тыщ продано или 80 тыщ отгружено. Да и дискуссии вокруг нее - такие же, блещущие чем-то с чем-то. А проблема-то ведь уже давно не в том, торт такой-то автор или уже не торт, а в том, на самом-то деле, - пошел бы читатель с этими авторами в разведку? Ну, с некоторыми авторами - еще можно - и сходить и даже вернуться. А вот с некоторыми - ни в коем случае, слишком велик риск...

Скажем, с АБС я полжизни ходил в разведку, да и сейчас бы пошел не задумываясь, хотя их уже и нет. И с Можейко бы пошел, и с Михайловым, и с Войскунским, и с Гансовским...
john silver

Революционное правосознание...)))

В свое время, копаясь в архивах ФСБ, я нашел интересные материалы, которые свидетельствовали о том, что история с сыновьями лейтенанта Шмидта могла быть не только вымыслом Ильфа и Петрова. Я действительно обнаружил интересную переписку, когда некий гражданин писал о том, что он является, правда, не сыном, а племянником лейтенанта Шмидта, и даже выпустил целую брошюру. Как помню, там он описывал, в частности, сцену казни героического лейтенанта, где писал, что «пули точной пиявки впились ему в грудь». Но при ближайшем рассмотрении выяснилось, что гражданин, который это писал (фамилия его была Избач, я даже запомнил), никакого отношения, конечно, к лейтенанту Шмидту не имел. Его за различные прегрешения приговорили к высшей мере наказания, но, учитывая его близкое социальное происхождение, заменили на арест на пять суток.

М-да, это вам не двушечка за танцы в мавзолее...
luna_smile

Репост -- Третий глаз Руматы

Первые подробности премьеры. Рецензия как светотень на черно-белой кинопленке...

Оригинал взят у novayagazeta в Третий глаз Руматы

Мировая премьера фильма «Трудно быть богом». Репортаж о главном событии Римского кинофестиваля

Фильм, замышленный 45 лет назад, родился. Премьера состоялась без его главного автора Алексея Юрьевича Германа. За эти почти полвека проживания со своей, как режиссер многажды повторял, «последней» картиной они — фильм и режиссер — срослись, склеились, став единым целым физически, духовно. О чем бы ни говорил Алексей Юрьевич, «Трудно быть богом» (а до этого «История Арканарской резни», а до этого «Что сказал табачник с Табачной улицы») оставался «в уме», как умножение смыслов сказанного. Как библиотека, в которой копится жизненный опыт.

Показ фильма состоялся в Римском Аудиториуме, модернистском кирпично-стеклянном «городе музыки», закрытые залы которого похожи на громадные лютни, окруженные садом. О таком дворце искусств мечтал бы романтик Румата.

Collapse )