April 10th, 2013

neznaika

Если бы я был главврачом Маргулисом...

http://www.rosbalt.ru/main/2013/04/09/1115712.html
...то первое, что я бы сделал - так это принудительно госпитализировал именно туда весь состав Госдуры, благо нормальных среди них ихними же стараниями вроде бы уже совсем и не осталось. Причем самих авторов закона я заботливо бы поместил в помещение с полом, стенками и потолком, оббитыми ватными матрасами - чтобы они в случае чего не повредили бы себе жизненно важные органы...)))
monetka

Сказка - ложь, да в ней... программа...

Понятно, что после вступления закона в силу суды в РФ будут завалены исками от сумасшедших, которые будут оскорбляться на всё подряд. Особенно на фоне того, что их мнительность и чувствительность подстегиваются государственной пропагандой.

А я вот почему-то - чисто по ассоциации - вспомнил финал "Сказки о Тройке" - вариант первый, Китежградский:

Неустанно борясь с бюрократизмом и недооценкой собственных сил, мы за пять минут рационализировали и распределили Клопа Говорящего, Жидкого пришельца и спрута Спиридона. Затем, движимые стремлением внедрить здоровую критику и укрепить противопожарную безопасность, мы перераспределили снежного человека Федю лаборантом в отдел Эдика Амперяна. Ненависть к зазнайству и страстная любовь к трудовой дисциплине подвигнули нас отдать птеродактиля Кузьму под покровительство Володи Почкина. Письмо в Президиум Академии Наук об оказании помощи пришельцу Константину мы составили просто так, вне борьбы, из чистого альтруизма.
— А теперь, — сказал я злорадно, — долой обезличку! Да здравствует образцовое ведение отчетности! Сейчас мы переиграем старикашку Эдельвейса.
— Поздно, — сказал Роман. — Мне очень грустно, Саша, но Эдельвейса ты все равно что утратил. На него подана в общей совокупности двести одна заявка, и достанется он, несчастный, Кристобалю Хунте.
Я почтил память Эдельвейса минутой молчания, а потом спохватился.
— То есть как? — сказал я. — Разве заявки настоящие?
— Ну, естественно, — удивился Эдик. — За кого ты нас принимаешь?
— Обижаешь, начальник. Мы не уголовники какие-нибудь, — сказал Корнеев. — Мы работяги. Мы, если хочешь знать, всю научную общественность за эту ночь перетряхнули. Ты знаешь про такого зверя — солидарность научной общественности называется? Особенно когда дело касается товарища Вунюкова…


Ад абсурдум, в общем.

Хотя, если честно, я предпочел бы вариант второй, Тьмускорпионьский:

Федор Симеонович подошел к нам, обнял нас за плечи и прижал к своему обширному чреву. «Ну-ну, — прогудел он, когда мы, стукнувшись головами, припали к нему. — Н-ничего, м-молодцы… Т-три дня все-таки продержались… Эт-здорово…» Сквозь слезы, застилающие глаза, я увидел, как Кристобаль Хозевич, зловеще играя тростью, приблизился к Лавру Федотовичу и приказал ему сквозь зубы:
— Пшел вон.
Лавр Федотович медленно удивился.
— Народ… — произнес он.
— Вон!!! — взревел Хунта.
Секунду они смотрели друг другу в глаза. Затем в лице Лавра Федотовича зашевелилось что-то человеческое — не то стыд, не то страх, не то злоба. Он неторопливо сложил в портфель свое председательское оборудование и проговорил:
— Есть предложение: ввиду особых обстоятельств прервать заседание Тройки на неопределенный срок.
— Навсегда, — сказал Кристобаль Хозевич и положил трость поперек стола.
— Грррм… — проговорил Лавр Федотович с большим сомнением.
Он величественно обогнул стол, ни на кого не глядя, проследовал к двери и, прежде чем удалиться, сообщил:
— Есть мнение, что мы еще встретимся — в другое время и в другом месте.
— Вряд ли, — презрительно сказал Хунта, скусывая кончик сигары.
Однако мы действительно встретились с Лавром Федотовичем — совсем в другое время и совсем в другом месте.
Но это, впрочем, совсем другая история.


Боюсь, однако, что оба варианта того, как надо поступать с идиотами и сволочами, так и останутся в пределах литературы, пока не будут приговорены к самосожжению на очистительных кострах имени 451-го градуса по Фаренгейту согласно заявлению какого-нибудь оскорбленного верующего в Святую Троицу... простите - в Святую Тройку в полном составе - Бог-председатель, Бог-первый зам по тылу, Бог-второй зам по активу, Бог-подполковник шапкозакидательных войск и Бог-научный консультант по политэкономии ком-анти-мунизма...)))