February 8th, 2013

monetka

Доктора НеХаусы

Сергей Бережной в ФБ навёл на очень интересную статью, которая достаточно точно объясняет, что с нами и вокруг нас происходит:

Для постсоветской России это тем более естественно, что она является прямой наследницей экстремальной версии полицейского государства, представленной нашим сталинизмом (близким родственником немецкого нацизма, итальянского и испанского фашизма). Например, адаптация технического регулирования к рынку оказалась у нас весьма своеобразной: с таким же успехом можно было в 30-е гг. перевести НКВД на хозрасчет и превратить в бизнес, доходность которого зависела бы от числа посаженных и расстрелянных. Раньше система шла на запах крови — теперь идет на запах денег.

В этом плане население России условно можно разделить на две большие категории: люди, которым государство дает, и люди, которых это же государство обирает. Понятно, что и те и другие свой доход так или иначе «зарабатывают», но очень по-разному. Это деление не совпадает с границей между сырьевой рентой и производством, хотя и связано с такого рода различением. Скорее здесь срабатывает самоощущение: насколько доход человека зависит от его инициативы и креативных способностей, не слишком связанных с прямым распилом государственного бюджета. В этом смысле страна находится на развилке, условно говоря, XVIII в., когда объективное развитие общества и производства потребовало перехода от полицейского государства к правовому. Наше социальное пространство разделено этим рубежом времени: в одной и той же стране одни люди живут «до», другие «после» с соответствующими политическими предпочтениями. Одним важнее «порядок» и минимальные гарантии — другим защита достоинства и собственности, свобода и маневр, возможность если не определять политику государства, то хотя бы блокировать одиозные тенденции. Между — неопределившееся «болото», которому хочется и прелестей «порядка», и поводов для самоуважения.


Короче говоря, это еще один правильный диагноз, который можно даже распечатать и повесить на стенку, чтобы перечитывать почаще и поабзацно. Проблема, однако, в том, что диагнозов-то в последнее время мы читаем немало, и почти все они верные, НО! - если в больнице работают одни только докторы Хаусы, но нет ни терапевтов, ни невропатологов, ни хирургов, то КПД больницы будет скорее отрицательный, а наиболее востребованным помещением больницы будет не операционная и не палата реанимации, а, скорее, морг.

В этом смысле очень живо вспоминается конец 80-х, когда тоже печаталось много правильных статей-диагнозов (Шмелев, Стреляный, Клямкин, Попов, Андреев и другие полупозабытые ныне полит-диагносты) про административно-командную систему и номенклатуру, как главный тормоз перемен и "хорошей жизни для всех, а не только для верхушки". И что? Лечили-лечили, да и не очень-то вылечили, если нынешняя вертикально-распильная система получилась куда более наглая, несправедливая и дикая, чем была позднесоветская партийно-хозяйственная.

Но лечиться-то всё равно надо. Потому что помереть - не выход...