February 6th, 2013

chertkov

И вновь продолжается бой...

Почитал я тут слегка диагонально обильную дискуссию в ЖЖ Саши Громова, которую я непонятно каким образом прохлопал полторы-две недели назад:
http://lemming-drover.livejournal.com/119298.html

Ну что я могу сказать? Конечно, очень неприятно жить во времена затянувшейся, постоянно-перманентной катастрофы. Да, разумеется, когда-нибудь она закончится, вот только непонятно - когда, да и будем ли мы тогда всё еще живы? Я вот, скажем, живу внутри этой самой катастрофы уже почти 15 лет, с того самого момента, как добровольно ушел из издательского дела в дела электронные и киношные. Ну а последние 5 лет эта катастрофа была усугублена еще и инсультом, а теперь вот еще и окончательным отъездом с большой родины на малую, где мне вообще нечего делать... И, в принципе, я теперь очень хорошо понимаю, что ощущали советские ребята-фантасты, жившие в промежутке между 1921-м и, скажем, 37-м годом (те же 15 лет, кстати). А ведь у них впереди была еще и война, которую очень многие из них не пережили. А вот что ждет нас через 3-4 года - хрен его знает, хотя вряд ли что-то хорошее, ВВП не допустит. Но надо как-то держаться. А больше мне и сказать-то, в общем-то, нечего. Всех жалко - и писателей, и читателей, и издателей, и даже клятых-словенных пиратов. Ну, просто надо пережить катастрофу. Всё-таки до конца света еще целый миллиард лет, и надо прожить его так, чтобы не было мучительно больно за...
chertkov

Сильно задержавшийся пост-и-коммент

Один мой взаимный френд два с половиной месяца назад написал такой вот пост:


Я никак не думал, что такое громадное количество людей захочет попиариться на смерти.
Ну что, заметили вас, вспомнили, откомментили?
Легче жить стало?



Вообще-то, я должен был ответить ему тогда же, - но он отключил возможность комментировать этот свой пост... Следовательно, я должен был сразу же написать свой комментарий как отдельную запись у себя в журнале, но у меня тогда на это не нашлось ни сил, ни злости. Однако "растереть и забыть" у меня тоже не получилось, потому что до сих пор царапает. Поэтому я очень коротко отвечу сейчас, через дважды по сорок дней.

Во-первых, мне действительно стало легче тогда, намного легче, когда я выговорился, и мне ответили, - и я понял, что я не один такой в своей потерянности в своем далеком Севастополе в тыщах километров от своих друзей по всей стране и по всему свету, - я услышал их и меня услышали люди, которые оказались на той же волне, что и я. И Влад Борисов то же самое почувствовал в своей суровой Хакассии, и Миша Якубовский с Сережей Битюцким в Ростове-на-Дону, и Андрей Лазарчук, Коля Романецкий, Сережа Бережной, Антон и Лена Первушины в Питере, Паша Амнуэль и Даня Клугер в Израиле, Боря Сидюк и Миша Назаренко в Киеве, Марина Бернацкая в Калуге, Лёня Рудман в Нью-Йорке, да и Сережа Лукьяненко в Москве, который тоже ведь не стал отмалчиваться. Так, значит, получается, что если мы, кто не промолчал об уходе важного для нас человека, то все мы - пиаримся? Но тогда встает вопрос - а зачем нам это надо, в чем выгода? Чтобы "заметили, вспомнили, откомментили"? Странно - как будто во всех других случаях, не связанных со столь печальным событием, как смерть Учителя, меня (нас) не замечают, не помнят, не комментят? Но даже если бы и не комментили, то что вам с этого? Ни на зарплату, ни на пенсию, ни на прочую "монетизацию чувств" это ведь никак не влияет. Вот и получается, что один хороший (как я всегда считал) писатель и человек, выбрав из сотен возможных мотиваций всего одну - причем самую эгоистичную, самую циничную и низменную, - мимоходом обидел других хороших людей.

Ну а во-вторых и в-главных. Нынешнее "чекистское самодержавие", разделяя людей, чтобы властвовать, немало преуспело в разрушении того лучшего, что было в советском образе жизни - той моральной модели коммунарства, коллективизма, эмпатии, сочувствования, взаимопомощи и бескорыстия, - вытаскивая в противовес ей из глубины наших растерянных, потерявших нравственные ориентиры душ всё самое худшее, что было при том же "совке", - подлость, сексотство, ханжество, рвачество, несунство, лицемерие и ложь, - иными словами, ту самую живущую внутри любого из нас "большую черную мохнатую обезьяну", против которой всю жизнь боролся Учитель всеми своими поступками и всеми своими книгами.

Прошу прощения за пафос. Полдень, быть может, и не возможен, и не достижим. Но даже и в этом случае я всё равно предпочту выбрать робкий Рассвет, нежели вечную Полночь. И в фантастике, временно перепутавшей Прошлое с Будущим. И в жизни, заблудившейся ныне в дремучем лесу хищных вещей 21-го века, - сколько бы той жизни мне не осталось...

ЗЫЫЫЫ. Поздравляю с Днем Рождения Андрея Лазарчука! Желаю ему - но и всем нам тоже - никогда больше не опаздывать к лету!