August 7th, 2007

chertkov

Просто дыбр

Стоматологические страдания продолжаются. Сегодня утром 2 часа провел в соответствующем кресле. Весь рот раздербанили. С прицелом на то, что раз в нем и так уже было много дырок, то теперь хотя бы в центре дырок не станет. Но всё равно процедура малоприятная, да. Особенно учитывая то, что протезирование обычно растягивается на несколько месяцев, а в моем случае надо уложиться меньше чем в две недели. Отсюда и страдания. А не надо было в предыдущие годы вести неправильный образ жизни...)))

Исходя из общего самочувствия, решил прерваться с изучением рукописей. Читаю первоисточники. Как будто в первый раз. Уже изничтожил "Жука" и "Волны", теперь добрался до "Далекой Радуги" и "ТББ" (слава богу, у меня в Севастополе на полке сохранилось самое первое издание книги от 64 года), на очереди "Улитка", "ОЗ" и т.д. Вообще-то, конечно, освежить в памяти всё это богатство действительно необходимо. Ведь подзабывать детали уже начал. Так что надо воспользоваться случаем, чтобы в дальнейшем воспринимать рукописи более адекватно.

А вообще-то в Севастополе жарковато. Будто бы это открытие...)))
sbt

Из «Далекой Радуги»

— Кстати, — заметил Ганс, — знаете точку зрения Камилла на будущее? Он считает, что нынешняя увлеченность наукой — это своего рода благодарность за изобилие, инерция тех времен, когда способность к логическому восприятию мира была единственной надеждой человечества. Он говорил так: «Человечество накануне раскола. Эмоциолисты и логики — по-видимому, он имеет в виду людей искусства и людей науки — становятся чужими друг другу, перестают друг друга понимать и перестают друг в друге нуждаться. Человек рождается эмоциолистом или логиком. Это лежит в самой природе человека. И когда-нибудь человечество расколется на два общества, так же чуждые друг другу, как мы чужды леонидянам...»
[...]
— Камилл упражняется, — сказал Горбовский. — Я примерно представляю, зачем ему понадобился этот раскол. Видимо, его занимает вопрос об эволюции человека, и он строит модели. Синтез логиков и эмоциолистов представляется ему, вероятно, как новый человек, который уже не будет человеком.

Насколько я представляю, именно такого рода рассуждения и породили концепцию, ставшую у АБС сюжетообразующей лишь 20 лет спустя, в «Волнах». Любопытно, что Камилл как персонаж присутствует только в «Радуге», да еще разок упоминается по имени лишь в тех же «Волнах», где мельком говорится о его саморазрушении. Вообще, «Радуга» стоит сильно особняком в «мире Полудня» — это единственная «естественно-научная» повесть из цикла (не считая нескольких глав из «Полдня»), показывающая, как создавались технологии этого мира, в то время как все остальные повести цикла — социально-психологические, «прогрессорские», в которых технологии (та же «Нуль-Т») показываются уже как данность.

Это просто наблюдение, не более того. Так сказать, информация к размышлению.