July 12th, 2007

chertkov

Объява

Мой домашний комп, похоже, словил вирус. Временно вне сети, пока его не подлечат. Буду работать в офлайновом режиме, благо для этого макбук имеется...
chertkov

Добрый день!

После нескольких часов изнурительной борьбы, которую вёл мой зам по нашей компании "КиноСайт" Василий, зловредный троян наконец покинул пределы моего компьютера. М-да, заражение было довольно серьезным (на моей памяти - первое такое), но Василий справился. Теперь пора возвращаться к делам. И поеду-ка я первым делом на работу.

Но прежде один момент хотелось бы осветить, связанный со "Временем учеников". Вот тут меня в письмах и комментах начали спрашивать, почему конкурс называется "Ташлинский счёт"? Господа, рекомендую вам прочесть роман братьев Стругацких "Отягощенные Злом, или Сорок лет спустя" (или освежить его в памяти, если читали, но подзабыли). Во-первых, вам это не помешает для общего развития (АБС - авторы очень разные, и у них не только "Пикник на обочине" да "Трудно быть богом" были написаны, но и куда более глубокие и сложные вещи). А во-вторых, надеюсь, вы поймете, какой именно смысл я попытался вложить в это словосочетание - "Ташлинский счёт".
chertkov

Дима Быков в "Новой газете"

Беседа с Александром Гарросом.

Пара цитат:

— Обе свои премии ты получил за «Пастернака». Не обидно быть автором четырех весьма амбициозных романов, а регалии получить за нон­фикшн?

— Какая обида, о чем ты?! Счастье, что именно эта книга — не самая легкая для чтения — замечена и поощрена. А самую престижную премию — «АБС», семигранную гайку Стругацких, — я получал как раз за «Орфографию», «Эвакуатора» и «ЖД». Стругацкие — авторы, которые меня в значительной степени придумали. Фантасты — мой любимый круг общения, и я счастлив, что они меня считают своим. Мейнстрим помаленьку либо мимикрирует под фантастику, либо, извини уж, скукоживается. Стоит ли напоминать, что вы с Евдокимовым тоже скорее фантасты?

.....

— А ты, значит, ощущаешь то «удушье нулевых», о котором многие нынче говорят?

— Ощущаю, конечно. Стало даже хуже, чем в семидесятые: тогда, во-первых, была мощная культура, во-вторых — брезжила возможность выхода. Сегодня и культура — та — разрушена, и выход скомпрометирован. То есть сидишь в той же субстанции, да еще и связан: стоит предложить любые перемены, как в ответ раздается: «Вы что же, ГУЛАГа хотите?!». Или — «Вы хотите, чтобы было, как при Ельцине?». Не хочу я ни ГУЛАГа, ни как при Ельцине, но как при вас — я тоже не хочу. Нельзя же терпеть нынешнюю российскую власть, идеологию и политику только на том основании, что были барак и бардак! Очень сомнительная легитимация.

Раньше мы куда-то стремились, теперь у нас новая концепция, национальная идея в чистом виде: давайте гордиться тем, что есть, потому что другого все равно не будет. Это теперь называется «национальной матрицей». Мать-­мать-мать… Спасибо, конечно, что не к стенке и не по миру, — но помните: барак и бардак приближаем не мы, «желающие странного», а вы, желающие консервации.

......

Полностью - здесь:
http://www.novayagazeta.ru/data/2007/52/30.html