Categories:

ЗАТО Соловец. Часть 2-я

Как я и обещал - несколько слов о том, как простой ленинградский турист Александр Привалов на арендованном "Москвиче" попал в ЗАТО Соловец (он же Петрозаводск-12, Архангельск-24 или Мурманск-32).

Но, в принципе, здесь сразу всё становится яснее некуда, если просто вдуматься в фразу Романа Ойра-Ойра, которая звучит при первой же встрече туриста Привалова с сотрудниками НИИЧАВО.

Цитата:

"Потом горбоносый спросил: «А где вы работаете?» Я ответил. «Колоссально! — воскликнул горбоносый. — Программист! Нам нужен именно программист. Слушайте, бросайте ваш институт и пошли к нам!» — «А что у вас есть?» — «Что у нас есть?» — спросил горбоносый поворачиваясь. «Алдан-3», — сказал бородатый. «Богатая машина, — сказал я. — И хорошо работает?» — «Да как вам сказать…» — «Понятно», — сказал я. «Собственно, её ещё не отладили, — сказал бородатый. — Оставайтесь у нас, отладите…» — «А перевод мы вам в два счёта устроим», — добавил горбоносый. «А чем вы занимаетесь?» — спросил я. «Как и вся наука, — сказал горбоносый. — Счастьем человеческим». — «Понятно, — сказал я. — Что-нибудь с космосом?» — «И с космосом тоже», — сказал горбоносый. «От добра добра не ищут», — сказал я. «Столичный город и приличная зарплата», — сказал бородатый негромко, но я услышал. «Не надо, — сказал я. — Не надо мерять на деньги». — «Да нет, я пошутил», — сказал бородатый. «Это он так шутит, — сказал горбоносый. — Интереснее, чем у нас, вам нигде не будет». — «Почему вы так думаете?» — «Уверен». — «А я не уверен». Горбоносый усмехнулся. «Мы ещё поговорим на эту тему, — сказал он. — Вы долго пробудете в Соловце?» — «Дня два максимум». — «Вот на второй день и поговорим». Бородатый заявил: «Лично я вижу в этом перст судьбы — шли по лесу и встретили программиста. Мне кажется, вы обречены». — «Вам действительно так нужен программист?» — спросил я. «Нам позарез нужен программист».

И неужели нужно еще что-то объяснять? Итак, шли по лесу два крупных специалиста по математической (или по квантовой - хрен их разберёт, сам я так и не разобрался толком) магии, то есть доктор и кандидат магических наук, вышли они на обочину лесной дороги, и тут - бац! - мимо едет на машине тот, кто им и нужен - программист из Ленинграда, способный обуздать только что поступившую к ним в институт и еще совсем не отлаженную электронно-счётную машину. Какова вероятность этой встречи согласно теории вероятности? Один на миллион? Или один на миллиард? "Случайность? Нет, не думаю!" - как было сказано совсем другим человеком в совсем другую эпоху.

Ещё одна цитата:

"При выходе из подпространства всегда существует опасность оказаться слишком близко к какой-нибудь тяготеющей массе, а может быть, даже внутри. Правда, опасность эта является чисто теоретической. Вероятность ее гораздо меньше, чем вероятность попасть точно в печную трубу Эрмитажа, вывалившись над Ленинградом из стратоплана. Во всяком случае, ни то ни другое событие не было зарегистрировано за всю историю человечества."

Замечу, что это было сказано в повести, которая была написана лишь чуть-чуть раньше "Понедельника". То есть, в теории вероятности молодые братья Стругацкие худо-бедно, но кое-что шарили. И поэтому эпизод со встречей программиста в лесу у них в романе, явно ведь, совсем не случаен.

Причем программист нужен не только этим двоим математико-магам, он нужен всему институту, а значит - и всему ЗАТО Соловец. А как заполучить нужного специалиста в "секретный ящик"? Основной способ - стандартный: подать заявку по инстанциям. Там озаботятся проблемой, подберут нужного специалиста (из молодых и перспективных) и сделают ему "предложение, от которого невозможно отказаться". Но тут-то случай особый. НИИЧАВО нужен не просто хороший программист, а человек, способный без проблем вписаться в столь разношёрстный коллектив, а также освоить такие особые умения и знания, какие, по-видимому, требуют каких-то необычайных природных способностей (вроде "зубца Т" в ментограмме). Поэтому можно предположить, что поиск и приманивание нужного кадра учёная братия НИИЧАВО просто взяла на себя, минуя официальные пути, - как, впрочем, она уже наверняка делала не раз в других подобных случаях. Для начала ниичавовские хедхантеры просеяли сведения о всех молодых специалистах нужного профиля во всех крупных городах Советского Союза, благо их (то есть программистов) было тогда еще совсем немного, затем они составили досье на наиболее подходящих. И небось "личное дело" Привалова сразу же заняло одно из первых мест в той тощей стопке папочек с данными наиболее подходящих кандидатур, которую Ойра-Ойра принёс и положил на стол А-Янусу Полуэктовичу. А дальше нужно было его протестировать и привести в город. Ну, это уже проще. Хотя - как сказать.

Как проходило первичное тестирование, мы, увы, не знаем - Привалов об этом в своих записках почему-то ни разу не вспомнил, - а вот второй этап проверки отобранного кандидата нам показали во всей красе - ибо это происходило прямо в филиале НИИЧАВО - Изнакурноже. Причем этот этап проверки выполнял сразу две функции - с одной стороны, дополнительно проверить кандидата на магическую и психическую устойчивость, а с другой - удивить его, ошарашить и заинтересовать возможной новой работой, для которой его уже отобрали. Вполне вероятно, что в эту процедуру были вовлечены не только штатные сотрудники НИИЧАВО (начиная с Романа Ойры-Ойры, Владимира Почкина, Наины Киевны Горыныч, Магнуса Редькина, Виктора Корнеева - и кто там еще являлся к нему по ночам, разбрасывая умклайдеты? - и заканчивая склеротичным котом Василием, русалкой на ветвях и разговорчивой щукой из колодца), но и внештатные сотрудники ЗАТО Соловец (он же - Петрозаводск-12, Архангельск-24 или Мурманск-32), изображавшие из себя милиционеров, продавщиц, шоферов-дальнобоев в столовой и мальчишек на улице, умело тролливших кандидата на должность обидными намёками на "стилягу" и на "папину "Победу" (последние сотрудники маленького роста тоже небось имели чин ефрейторов и сержантов КГБ).

Оставалась лишь одна проблема - как привезти Привалова в Соловец, если он, как и все ЗАТО Советского Союза, не был отображен ни на одной не-секретной карте? И тут мы вступаем в область чистых догадок. Но можно предположить, что учёные с такими мощными магическими способностями, как у Ойры-Ойры, Амперяна или Корнеева, вполне могли сблатовать Привалова (вместе с его неназванными приятелями... а то и прямо через них) на туристический поход "по северам", подсунув ему материализованную карту, на которой почти верно был показан район Соловца с указанием дорог от Ленинграда и обратно. Туризм по диким местам в те годы, как известно, стал очень популярным развлечением у интеллигентной молодёжи - студентов, инженеров, научных работников, - достаточно вспомнить хотя бы нашумевшую историю с группой Дятлова, тоже очень непростую и загадочную, вот только закончившуюся трагически. А что касается автомобиля, на котором Привалов прибыл в Соловец (а ведь другими видами транспорта туда вряд ли можно было - официально! - добраться), то тут я напомню, что "Москвич" был взят Приваловым напрокат, ибо в это время в Ленинграде как раз проходил эксперимент по оснащению пунктов проката легковыми автомобилями. Эксперимент этот, как известно, был очень недолгим и вскоре после поездки Привалова был свёрнут. Так не можем ли мы предположить, что этот эксперимент проводился вообще только ради одного клиента, которому автомобиль был нужен только для одной цели?

Ну и дальше тоже всё было умело срежиссировано - "ребята пошли берегом", а Привалов в "Москвиче" свернул на единственно доступную ему лесную дорогу, где его уже ждали встречающие, способные провести его (обогнув при помощи "глухих, кривых окольных троп" милицейские посты и гэбэшный пропускной пункт на основной трассе) прямо в Изнакурнож, где его уже ждала хорошо подготовленная к этой встрече Наина Киевна Горыныч, специально надевшая "весёленькую капроновую косынку с разноцветными изображениями Атомиума и с надписями на разных языках: «Международная выставка в Брюсселе»".

Таким образом, первая фраза "Понедельника", позаимствованная АБС из "Капитанской дочки" А.С.Пушкина, приобретает дополнительный и куда более многозначительный смысл, чем тот, который, возможно, закладывался авторами первоначально. А может, они и с самого начала знали, про что же они на самом деле пишут - и просто умело сжимали фигу в кармане в течение всего романа?

"Я приближался к месту моего назначения".

Ага-ага - прямо в капкан. В засекреченный научный город, подчинявшийся не столько Академии наук, сколько Министерству обороны и Комитету государственной безопасности при Совете министров СССР.

А Привалова уже ждут.



Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.